РАЗВОРОШИТЬ БОЛОТО

Предисловие.
Что вы будете делать, если у вас появятся возможности и власть? Попытаетесь ли что – то изменить вокруг, или будете искать выгоду только для себя? А если менять, то как? Насколько жёстко нужно действовать, чтобы добиться эффективности?

РАЗВОРОШИТЬ БОЛОТО


- Глеб, условия работы я вам озвучила, вы нам подходите. Когда вы готовы выйти на работу?
- Мне нужно подумать. Ваш телефон я записал – в общем, я вам перезвоню.

Распрощавшись с «НЕМОС-лизингом», Глеб поехал домой. Шёл уже четвертый месяц, как Глеб Андреевич Басынин уволился. На старом месте он проработал восемь лет и дорос до начальника отдела по работе с клиентами. Пока работал, успел ещё и МБА закончить. И опыт получил очень хороший. К сожалению, в последние годы, после памятного декабря 2014, дела шли паршиво. И отдел из шести человек постепенно сократился вдвое. Впрочем, как и оборот компании. Естественно, Глеб предпринимал попытки изменить к лучшему эту ситуацию. И, что удивительно, в процессе этих попыток пришло понимание, что именно нужно делать по-другому, чтобы начать опять наращивать обороты. Однако владельцы компании то ли не могли, то ли не хотели работать по-другому. И через эту стену пробиться не удалось. Понимая, что движение по накатанной колее чревато банкротством, или просто закрытием компании, Глеб все чаще задумывался о будущем. Отсутствие ежеквартальных бонусов из-за низких показателей тоже демотивировало. В общем, Глеб подготовил финансовый плацдарм и написал заявление «по собственному», предварительно переговорив с руководством и расставшись полюбовно.
Он понимал, что большая часть вакансий в его отрасли – это шлак, но на паршивую работу соглашаться не хотелось. Как и везде – холодные продажи, где можно заработать от десяти тысяч до плюс бесконечности. И везде говорили, что есть сотрудники, зарабатывающие больше ста тысяч в месяц. Но Глеб знал, что это всё сказки.
Изумляло еще и то, что множество бизнесменов до сих пор жили в прошлом и могли ответить на это – «Ты чего? Есть же специальные техники, которые помогают обойти секретаря!» Ну и загонять прочую такую ерунду, иногда даже в духе сект – «Продажи, Продажи! ПРОДАЖИ!!! – поверь в себя и у тебя получится!». Плавали, знаем! Может, лет двенадцать назад все это и работало, но времена изменились! У всех клиентов уже выработался иммунитет к этой ерунде. Глеб сам имел несколько заготовленных линий поведения на случай звонков таких «продажников», чтобы как можно быстрее от них отделаться. И с другой стороны телефонной трубки ему быть категорически не хотелось.
В общем, он старательно искал что-то подходящее из кучи дерьмовых вакансий, в изобилии расплодившихся в лизинговой и смежных отраслях. Благо, финансы пока позволяли.

***

Приехав домой и пообедав, он потратил пару часов на поиск вакансий, часок поиграл и пошел тренироваться на турники в парк. Все как обычно – турник, брусья, потом – кросс, и в конце – пресс. Был конец сентября – ни жарко, ни холодно, много туч. Дождь начался, когда он заканчивал упражнения на брусьях. Когда Глеб побежал, дождь уже разошёлся вовсю. Но возвращаться домой не было смысла – так и так промокнешь до нитки, поэтому он побежал обычным маршрутом. Гремел гром, но где-то далеко, и Глеб не придал этому значения. Как оказалось, зря. Спустя километр он выбежал из лесополосы на открытое место возле реки. Там проходила часть маршрута, а дальше дорога опять сворачивала в лес.
От речки, навстречу Глебу, шёл странно одетый человек. На нём было чёрное длинное одеяние в пол с капюшоном, но выглядело оно не как закос под старину, а современно. Глеб не знал, что это за материал, но одно не подлежало сомнениям – это высокотехнологичный материал.

- Глеб, здравствуйте! – спокойный, ровный голос.
- Добрый день! Мы знакомы?
- Я наблюдал за вами последние два года. У меня есть для вас предложение.
- Откуда вы?
- Это трудно понять простому человеку. Считайте, что я из секретного отдела ФСБ.
- Вы сказали, у вас есть предложение для меня.
- Да. Мы хотим дать вам чуть больше возможностей, чем есть у остальных.
- Возможности мне сейчас не помешают. А что взамен?
- Взамен вы должны обещать распорядиться ими не только для собственного блага, но и для блага остальных людей.
- Что за возможности и как именно я должен буду помогать окружающим?
- Помогать окружающим вы должны будете на своё усмотрение. Мы давно искали рационального, но имеющего подходящие моральные принципы кандидата. Наш прошлый кандидат, Иосиф, не смог должным образом распорядиться тем, что мы ему дали.
- А что вы ему дали?
- Это вы узнаете вечером.
После этих слов человек откинул капюшон и посмотрел на Глеба. У Глеба закружилась голова, потом стало больно и потемнело в глазах. Когда он пришёл в себя, человек уже скрылся за деревьями. Всё это было странно, но что с этим делать, Глеб понятия не имел. Он решил просто вернуться домой.

***
Поскольку кроме усталости и тяжести он ничего не чувствовал, к врачу решил не идти. Да и в его случай вряд ли бы кто-то поверил. Мало ли в дурку упекут… К тому же Глеб ненавидел ходить к врачам. Всю эту процедуру, когда приходишь, сидишь в очереди, там куча старушек обсуждают свои болячки, кто – то постоянно лезет без очереди, кто-то скандалит с очередью, кто-то с администрацией, что опять потеряли его карту и так далее.
Он принял душ, выпил два стакана воды и заснул черным сном без сновидений.

Проснулся он в пол-одиннадцатого вечера и пошел на кухню готовить ужин. По телеку опять вещали, что англичане обвиняют Российских спецагентов во всех смертных грехах. Потом президент кого-то показательно отчитывал, а после - отчитывался сам, что в некоторых отраслях достигнут значительный прогресс, но мы на этом не остановимся – нужно сделать рывок, чтобы к 2023 году достигнуть каких – то там показателей. Он переключил канал – на экране Руслан Чёрный вещал про то, как на востоке запускают ракету, которая стоит несколько миллионов долларов в джип террористов. Было довольно забавно. Глеб представил себе эту картину. Ему представилось, что стол – это пустыня, а пельмень на тарелке – джип. А ракету запускают вооон с той стойки для ножей в другом углу кухни, у раковины. Он как бы прочертил в уме дугу траектории полёта ножа-ракеты.

Бам! Нож воткнулся в пельмень! Нож с наколотым на остриё пельменем лежал на тарелке, а Глеб смотрел, как баран на новые ворота. В голове хаотично проносились какие-то мысли. Сразу все подряд – одна за одной: я сошел с ума, я сплю, я умер, это невозможно, может, это телекинез, нет, я сошел с ума. И так по – кругу. Из ступора вывел закипевший чайник. Кнопка щёлкнула, и у него в голове тоже как будто что-то перещёлкнуло. Мало ли что может показаться … Он просто встал и налил себе чаю. Потом медленно сделал глубокий вдох. Немного подумал и решил, что на сегодня оставит ситуацию так, как есть. А завтра на свежую голову решит, что с этим делать. Примерно с час он еще сидел за компом – просматривал вакансии и просто сёрфил по интернету. А потом расстелил кровать и открыл книгу. Примерно полчаса он мучился, еле-еле осилив три страницы. Из головы не шли события этого дня, и все время вылезало наружу желание попробовать проделать нечто подобное, как он исполнил с ножом, ещё раз. Поняв, что заснуть он всё равно не сможет, Глеб вышел в коридор и взял кроссовок, зашел в маленькую комнату и поставил его на середину, а сам сел на диван. Потом он посмотрел на кроссовок и мысленно поднял его на метр от пола. Кроссовок повис в воздухе. Причём каких-то усилий это не потребовало. Глебом овладело скептическое любопытство учёного-исследователя. Он задал себе вопрос, каковы же границы возможностей его телекинеза. Последовательно он попробовал поднять в воздух двадцатичетырёхкилограммовую гирю, диван и шкаф в прихожей. Всё покорно поднялось и зависло в воздухе. Он поставил все на место и выглянул в окно. Нашёл глазами ближайшую машину. Это был старый чёрный Лексус RX. Глеб попытался проделать с ним то же самое. И Лексус повис в воздухе. Сработала сигнализация. Глеб аккуратно приземлил его на место и вернулся в кровать. Заснул он уже под утро, всю ночь размышляя о том, что же ему делать со всем этим.

***

Несколько дней спустя Глеб сидел в кафе и попивал пиво в ожидании двух своих армейских друзей. Первым подошёл Никита. Как всегда - в кроссовках, джинсах и какой – то спортивной обтягивающей кофте. Никита был чуть повыше Глеба, но килограмм на тридцать тяжелее. Он был одинаково широк, хоть боком его поверни, хоть лицом, за что ему в армии дали прозвище «боевая тумбочка». Никита работал фитнесс – инструктором в спортзале. Еще в армии он прославился тем, что постоянно задавал всем вопросы. Про таких говорят – «мертвого заебёт». Часто это оборачивалось пиздюлями, причем не только для него. Хотя частенько от этого была и польза. Никита работал семь дней в неделю по десять - двенадцать часов. Он очень хотел заработать денег, чтобы к сорока годам с финансами вопрос был решён. В общем, несмотря на комплекцию – человек довольно подвижный и суетливый. Лежачий камень – это было не про него.

- Привет, ну что, работу нашёл? – спросил Никита, как всегда серьёзно. Улыбался он редко.
- Здаров, пока один шлак. Ты как?
- Работаю, как обычно. Есть у меня один клиент, открывал точки пива на разлив по франшизе. Я посчитал, круто получается. Смотри…
- Никич, погодь, вон Леха идет!

К ним мягкой, какой - то хитрой походкой шёл Лёха. Как всегда, улыбающийся. Лопоухий парень с большой круглой головой и такими же круглыми глазами. Про него в роте говорили так: «Это единственный солдат, которого армия реально человеком сделала». Хотя на вид он не выглядел умным, дураком отнюдь не был. Жизнь еще с детства помотала его по разным городам и заставила пережить несколько непростых ситуаций.

- Привет, товарищ рядовой. Вот пиво твоё тебя дожидается. Ну рассказывай, чего из Москвы вернулся? – стал расспрашивать Глеб.
- Короче, я приехал туда, начал работу искать. Вышки у меня нет, а без нее в основном всё – ручной труд. Я, как ты знаешь, руками трудиться готов. А там только стройки, мерчи и всякие кладовщики. Попал сначала на стройку. Первые три месяца нормально платили, а потом зажали. Ну я, как понял, что на кидок похоже – стал другую работу искать. Так и получилось в итоге. У меня там товарищ был, так он еще два месяца бесплатно на них горбатился, пока сам не ушёл. Нашёл я тогда работу в гипермаркете. С оплатой там не обманывали и на жизнь хватало. Ну я и работал себе спокойно, хотя подумывал, конечно, на будущее. А потом новый начальник подразделения пришёл и четырех таджиков набрал. Ну я ничего сначала – думаю, ну привёл и привёл, главное – чтобы мне платил. А потом он трёх старых кладовщиков уволил и на их место еще таджиков взял. А следом и до меня очередь дошла – откуда – то три выговора появились и приказ на увольнение. Я к нему – говорю, так мол и так, вроде тружусь как все, в чем дело – то? Он мне сразу в лицо: «Мне что с этого?». Я сначала не понял, а потом он пояснил, что, чтобы работать у него, нужно половину месячной зарплаты ему отстёгивать. И его таджики ему исправно отстёгивают. Как они живут на то, что остаётся – вообще непонятно.
- Херово живут! – встрял Никита.
- А что потом было?
- Так потом у меня деньги закончились. Меня же, когда попёрли – написали что – то там и лишили части зарплаты. А мне за комнату платить. Ну работу я не нашёл вовремя – деньги закончились, даже на билет не хватало. Хорошо вы, парни, выручили, а то так бы пешком из Москвы пришлось пиздюхать!
- Ну и чего теперь будешь делать?
- Не знаю. Вроде стройка у нас в северном идет. Там пошукаю, может срастётся чего.
- Понятно. Получается, мы вместе с тобой безработные, один Никич у нас настоящий мужик.
Они пообщались еще некоторое время и разошлись.

***

Что делать с этим телекинезом, пока было непонятно, хотя фантазия рождала разные дикие идеи. Может, пойти в логистический центр и перетаскивать контейнеры вместо погрузчика? Нет, это бред. Или предложить МЧС свою помощь? Да тоже непонятно. По – идее нормально, но это же будет из серии «экземпляр из Кунсткамеры» - только у нас в городе! Не хотелось ему становиться объектом всеобщего внимания. Поэтому все идеи, связанные с публичностью, пришлось пока отложить. Вот и получалась абсурдная ситуация с этим телекинезом. В США полно книжек и фильмов про супергероев. Им постоянно приходится бороться с каким – то мега злом. А Глеб даже и не мог пока придумать, с кем ему бороться. Проблем полно вокруг, но непонятно, как ему в этом поучаствовать. Экономику с помощью телекинеза не поднимешь, как машину…

***

Прошёл месяц. Глеб все так же безуспешно вёл поиски работы. Хотя запасы денег ещё оставались – он уже начал волноваться. Скоро зима, а зимой рынок вакансий мёртвый. Декабрь все готовятся к новому году и не до новых сотрудников, а потом – отходят от нового года и раскачиваются к весне. Был пасмурный осенний день, и Глеб ждал автобус на остановке.
Тут он сначала услышал, а потом и увидел черный Порш Кайен, который с неимоверным гулом промчался мимо, причем, помимо бешеной скорости, ехал он как – то странно – как бы наискосок, а не прямо в своем ряду. Метров через двести он развернулся и поехал в обратном направлении с такой же бешеной скоростью. Тут машина как бы покачнулась на колее, слегка изменив направление и, хотя ее можно было выровнять, водитель явно сделал неверное движение рулем, и машина с надрывным визгом покрышек начала что – то вроде полицейского разворота. Потом она попала задними колесами на тротуар, продолжив этот занос. Какой – то мужчина попался на пути и попытался отпрыгнуть, но машина слишком сильно залезла на тротуар, а забор с другой стороны не давал места для манёвра… Звук сильного удара, мужчина, уже без сознания, врезается головой в фонарный столб и часть ее разлетается на куски. Труп лежит на тротуаре вверх тем, что осталось от лица. Кровь везде – на столбе, на тротуаре, на машине. Стоит мёртвая тишина.
Глеб не был особенно впечатлительным, но то, что произошло, было жутко. И как-то мерзко. Просто какой – то ублюдок почему – то решил, что ему можно так ездить, а теперь уже назад не отмотаешь. И вот это чувство, что назад не отмотаешь, прям давило, хотя Глеб не знал этого мужчину. «Обычный мужик, на его месте вполне мог быть я» - подумал Глеб.
Дальше события развивались довольно быстро – почти сразу приехала полиция, перекрыли дорогу. Потом подъехал двести двадцать второй мерседес. Из него вылез мужик в длинном чёрном пальто. Глеб сразу узнал его – это был мэр города, Виктор Алексеевич Кудрявцев. Он подошёл к ментам и начал им что – то тихо говорить. Что будет дальше, Глеб уже знал. Сейчас найдут человека, который за деньги отсидит срок за сына мэра. И все останутся довольны. Наверное, кроме мэра, потратившего деньги на профессионального сидельца и взятки ментам, и мертвеца, потратившего жизнь. А все свидетели еще раз убедятся, что законы равны для всех, но некоторые ровнее. И еще сильнее сделается чувство страха перед этими неприкасаемыми людьми, у которых случайно окажись на дороге – вот так же раздавят, приберут и дальше поедут.
А, вот и замена подъехала. Уже ментам свой паспорт сунул. Так, водитель Кайена быстро поменялся с только что приехавшим чуваком. Стоит около разделительной, глядя в другую сторону. Жмётся. Наверное, бухой или под кокосом. Камаз мимо едет.
Глеб хотел это сделать. И сделал. Всё выглядело так, как будто водитель сам бросился под Камаз. Его ударило бампером, а потом затащило под колёса. С чавкающе – хрустящим звуком Камаз проехал по нему сначала передними, а потом задними колёсами. Мэр стоял посреди всего этого с растерянным видом, а менты и новый «водитель» опасливо смотрели на него с застывшим в глазах вопросом – что будет дальше?
Поскольку до свидетелей никому не было дела, Глеб тихонько пошёл в сторону от остановки, одновременно чувствуя злость, страх, растерянность и удовлетворение от того, что только что сотворил.

Продолжение в следующем выпуске.